Разбор сказки. МАРЬЯ МОРЕВНА.


Разбор сказки. МАРЬЯ МОРЕВНА.


Л.В. Ефимцева, Т.Ф. Ошуркова
Великий космический ритуал жизни,
смерти и возрождения в
Русской народной сказке «Марья Моревна»
(пособие для родителей)


МАРЬЯ МОРЕВНА

(Из сборника А.Н. Афанасьева «Народные русские сказки»)

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был Иван-царевич; у него
было три сестры: одна Марья-царевна, другая Ольга-царевна, третья
Анна-царевна.

Отец и мать у них померли; умирая, они сыну наказывали:

— Кто первый за твоих сестер станет свататься, за того и отдавай — при себе
не держи долго!

Царевич похоронил родителей и с горя пошел с сестрами во зеленый сад
погулять.

Вдруг находит на небо туча черная, встает гроза страшная.

— Пойдемте, сестрицы, домой! — говорит Иван-царевич.

Только пришли во дворец — как грянул гром, раздвоился потолок, и влетел к
ним в горницу Ясен Сокол. Ударился Сокол об пол, сделался добрым молодцем и
говорит:

— Здравствуй, Иван-царевич! Прежде я ходил гостем, а теперь пришел сватом;
хочу у тебя сестрицу Марью-царевну посватать.

— Коли люб ты сестрице, я ее не держу — пусть с идет!

Марья-царевна согласилась. Сокол женился и унес ее в свое царство.

Дни идут за днями, часы бегут за часами — целого года как не бывало. Пошел
Иван-царевич с двумя сестрами во зеленый сад погулять. Опять встает туча с
вихрем, с молнией.

— Пойдемте, сестрицы, домой! — говорит царевич.

Только пришли во дворец — как ударил гром, распалася крыша, раздвоился
потолок, и влетел Орел. Ударился Орел об пол и сделался добрым молодцем.

— Здравствуй, Иван-царевич! Прежде я гостем ходил, а теперь пришел сватом. И
посватал Ольгу-царевну.

Отвечает Иван-царевич:

— Если ты люб Ольге-царевне, то пусть за тебя идет; я с нее воли не снимаю.

Ольга-царевна согласилась и вышла за Орла замуж. Орел подхватил ее

и унес в свое царство.

Прошел еще один год. Говорит Иван-царевич своей младшей сестрице:

— Пойдем, во зеленом саду погуляем!

Погуляли немножко; опять встает туча с вихрем, с молнией.

— Вернемся, сестрица, домой!

Вернулись домой, не успели сесть — как ударил гром, раздвоился потолок, и
влетел Ворон. Ударился Ворон об пол и сделался добрым молодцем. Прежние были
хороши собой, а этот еще лучше.

— Ну, Иван-царевич, прежде я гостем ходил, а теперь пришел сватом; отдай за
меня Анну-царевну.

— Я с сестрицы воли не снимаю; коли ты полюбился ей, пусть идет за тебя.

Вышла за Ворона Анна-царевна, и унес он ее в свое государство. Остался
Иван-царевич один. Целый год жил без сестёр и сделалось ему скучно.

— Пойду, — говорит, — искать сестриц.

Собрался в дорогу, шел, шел и видит — лежит в поле рать-сила побитая

Спрашивает Иван-царевич:

— Коли есть тут жив человек — отзовись! Кто побил это войско великое?

Отозвался ему жив человек:

— Все это войско великое побила Марья Моревна прекрасная королевна.

Пустился Иван-царевич дальше, наезжал на шатры белые, выходила к нему
навстречу Марья Моревна, прекрасная королевна.

— Здравствуй, царевич, куда тебя Бог несет — по воле аль по неволе?

Отвечал ей Иван-царевич:

— Добрые молодцы по неволе не ездят!

— Ну, коли дело не к Спеху, погости у меня в шатрах.

Иван-царевич тому и рад, две ночи в шатрах ночевал, полюбился Марье Моревне
и женился на ней.

Марья Моревна, прекрасная королевна, взяла его с собой в свое государство:
пожили они вместе сколько-то времени, и вздумалось королевне на войну
собираться. Покидает она на Ивана-царевича все хозяйство и приказывает:

— Везде ходи, за всем присматривай; только в этот чулан не заглядывай! Он не
вытерпел: как только Марья Моревна уехала, тот час бросился в чулан, отворил
дверь, глянул — а там висит Кащей Безсмертный, на двенадцати цепях прикован.
Просит Кащей у Ивана-царевича:

— Сжалься надо мною, дай мне напиться! Десять лет я здесь мучаюсь, не ел,
не пил — совсем в горле пересохло!

Царевич подал ему целое ведро воды; он выпил и еще запросил:

— Мне одним ведром не залить жажды; дай еще!

Царевич подал другое ведро; Кащей выпил и запросил третье, а как выпил
третье ведро — взял свою прежнюю силу, тряхнул цепями и сразу все
двенадцать порвал.

— Спасибо, Иван-царевич! — сказал Кащей Бессмертный. — Теперь тебе никогда
не видать Марьи Моревны, как ушей своих!

И страшным вихрем вылетел в окно, нагнал на дороге Марью Моревну. прекрасную
королевну, подхватил ее и унес к себе.

А Иван-царевич горько-горько заплакал, снарядился и пошел в путь-дорогу:
„Что ни будет, а разыщу Марью Моревну!"

Идет день, идет другой, на рассвете третьего видит чудесный дворец. У
дворца дуб стоит, на дубу ясен сокол сидит. Слетел сокол с дуба, ударился
оземь, обернулся добрым молодцем и закричал:

— Ах, шурин мой любезный!

Выбежала Марья-царевна, встретила Ивана-царевича радостно, стала про его
здоровье расспрашивать, про свое житье-бытье рассказывать. Погостил у них
царевич три дня и говорит:

— Не могу у вас гостить долго; я иду искать жену мою, Марью Моревну,
прекрасную королевну.

— Трудно тебе сыскать её,— отвечает сокол. — Оставь здесь на всякий случай
свою серебряную ложку: будем на неё смотреть, про тебя вспоминать.

Иван-царевич оставил у сокола свою серебряную ложку и пошел в дорогу. Шел он
день, шел другой, на рассвете третьего видит дворец еще лучше первого, возле
дворца дуб стоит, на дубу орел сидит.

Слетел орел с дерева, ударился оземь, обернулся добрым молодцем и закричал:

— Вставай, Ольга-царевна! Милый наш братец идет.

Ольга-царевна тотчас прибежала навстречу, стала целовать-обнимать, про
здоровье расспрашивать, про свое житье-бытье рассказывать. Иван-царевич
погостил у них три денька и говорит:

— Дольше гостить мне некогда; я иду искать жену мою, Марью Моревну,
прекрасную королевну.

Отвечает орел:

— Трудно тебе сыскать ее; оставь у нас серебряную вилку: будем на нее
смотреть, тебя вспоминать.

Он оставил серебряную вилку и пошел в дорогу.

День шел, другой шел, на рассвете третьего видит дворец лучше первых двух,
возле дворца дуб стоит, на дубу ворон сидит.

Слетел ворон с дуба, ударился оземь, обернулся добрым молодцем и закричал:

— Анна-царевна! Поскорей выходи, наш братец идет.

Выбежала Анна-царевна, встретила его радостно, стала его
целовать-обнимать, про здоровье расспрашивать, про свое житье-бытье
рассказывать. Иван-царевич погостил у них три денька и говорит:

— Прощайте! Пойду жену искать — Марью Моревну, прекрасную королевну.
Отвечает ворон:

— Трудно тебе сыскать ее; оставь-ка у нас серебряную табакерку: будем на нее
смотреть, тебя вспоминать.

Царевич отдал ему серебряную табакерку, попрощался и пошел в дорогу. День
шел, другой шел, а на третий добрался до Марьи Моревны. Увидала она своего
милого, бросилась к нему на шею, залилась слезами и промолвила:

— Ах, Иван-царевич! Зачем ты меня не послушался — посмотрел в чулан и
выпустил Кащея Бессмертного?

— Прости, Марья Моревна! Не поминай старого, лучше поедем со мной, пока не
видать Кащея Бессмертного; авось не догонит!

Собрались и уехали. А Кащей на охоте был; к вечеру он домой ворочается, под
ним добрый конь спотыкается.

— Что ты, несытая кляча, спотыкаешься? Али чуешь какую невзгоду? Отвечает
конь:

— Иван-царевич приходил, Марью Моревну увез.

— А можно ли их догнать?

— Можно пшеницы насеять, дождаться, пока она вырастет, сжать ее, смолотить,
в муку обратить, пять печей хлеба наготовить, тот хлеб поесть, да тогда
вдогонь ехать — и то поспеем!

Кащей поскакал, догнал Ивана-царевича.

— Ну, — говорит, — первый раз тебя прощаю за твою доброту, что водой меня
напоил; и в другой раз прощу, а в третий берегись — на куски изрублю!

Отнял у него Марью Моревну и увез; а Иван-царевич сел на камень и заплакал.

Поплакал-поплакал и опять воротился назад за Марьей Моревною; Кащея
Бессмертного дома не случилося.

— Поедем, Марья Моревна!

— Ах, Иван-царевич! Он нас догонит.

— Пускай догонит; мы хоть часок-другой проведем вместе. Собрались и уехали.

Кащей Бессмертный домой возвращается, под ним добрый конь спотыкается.

— Что ты, несытая кляча, спотыкаешься? Али чуешь какую невзгоду?

— Иван-царевич приходил, Марью Моревну с собой взял.

— А можно ли догнать их?

— Можно ячменю насеять, подождать, пока он вырастет, сжать-смолотить, пива
наварить, допьяна напиться, до отвала выспаться да тогда вдогонь ехать — и
то поспеем!

Кащей поскакал, догнал Ивана-царевича.

— Ведь я ж говорил, что тебе не видать Марьи Моревны, как ушей своих! Отнял
ее и увез к себе.

- Остался Иван-царевич один, поплакал-поплакал и опять воротился за Марьей
Моревною; на ту пору Кащея дома не случилося.

— Поедем. Марья Моревна!

— Ах, Иван-царевич! Ведь он догонит, тебя в куски изрубит.

— Пускай изрубит! Я без тебя жить не могу.

Собрались и поехали. Кащей Бессмертный домой возвращается, под ним добрый
конь спотыкается.

— Что ты спотыкаешься? Али чуешь какую невзгоду?

— Иван-царевич приходил, Марью Моревну с собой взял.

Солнцепутие




Сказы, легенды, волшебные сказки и мифы были очень популярны у
наших Предков, так как их мышление было образным и образ являлся средством
выражения их мировосприятия. Для них сказка была воплощением земной
мудрости, сконцентрированной в слове».

СКАЗКА:

С - буквица «Слово», образ: «Слове»

К - буквица «Како», образ : «сконцентрированных в »

АЗ – имя буквицы « А », образ: «земных основ,»

КА - корневая форма; образ : «Одна из форм»

«Одна из форм Земных Основ, сконцентрированных в Слове».

или

СК/КС - звук буквицы «Кси», образ: «Духовных»

АЗ- имя буквицы «А», образ: «начал»

КА - корневая форма; образ: «Одна из форм»

«Одна из форм Духовных начал».

А миф служил нашим Предкам высшей формой выражения их мыслей.

МИIЪ:

М – буквица «Мыслете», образ: «мысли»

И – буквица «Иже», образ: «энергии»

I - буквица «Фита», образ: «вызревшее семя»

Ъ – буквица «Еръ», образ: «под Покровом Высших Сил»

«Семя энергии мысли, вызревшее под Покровом Высших Сил»



Поэтому и сказка, и миф – это принципы и архетипы, которые
проявляются в каких-то исторических событиях, но не есть сами исторические
события. Другими словами, сюжеты сказок, легенд и мифов не следует
воспринимать буквально, а видеть в них нужно отражение восприятия мира
нашими Предками.

В русских волшебных сказках самый распространённый сюжет,
заимствованный из мифологии восточных славян - поиски Иваном- царевичем
своей супруги, похищенной Кащеем.

В мифах противостояние Кащея Даждьбогу, и Его Образу,
отраженному в нашей триединой реальности в лице Дажьбога – покровителя Ярилы
Трисветлого, а в Мире Яви - в лице Ивана-Царевича, свидетельствует о том,
что они являются неотъемлемыми составляющими нашего двойственного полярного
мира.

Лад Всемирья для наших Предков заключался в том, что:

- нет деяний Белобога без деяний Чернобога;

- чтобы возродиться в уделе Белобога, всё Сущее проходит удел Чернобога;

- нет рождения Нового без смерти Старого;

- нет смерти Старого без рождения Нового.

И есть Та, благодаря Которой и ради Которой, Кащей и
Даждьбог неразлучно связаны. Это – Мара, Марёна, Марья Моревна.

МАРЁНА

МА – корневая форма, образ: «Великая Мать»;

Р - буквица «Рецы», образ: «рекущая о»;

ЁН – звук буквицы «I», образ : «Всевышнем»;

А – буквица «Азъ», образ: «Асу Земли»

«Великая Мать рекущая о Всевышнем Асу Земли».

МАРА

МА – корневая форма, образ: «Великая Мать»;

РА – корневая форма, образ: «Света»

«Великая Мать Света».



МАРА – МАРЁНА – МАРЬЯ-МОРЕВНА – Великая Богиня, Мать Света, Зимы и Ночи,
Вечного Сна и Вечной Жизни, ведающая перемены в жизнях человеческих.

Кроме наблюдения за отдыхом ПриРоды на Земле, когда Мать ПриРода
набирает живительные силы для весеннего пробуждения и жизни растительного
мира и животных, Богиня Мара наблюдает за жизнью людей. Каждому умершему
человеку в соответствии с полученным им созидательным опытом, Богиня Мара
даёт наставления – в каком направлении ему продолжить свой посмертный Путь.

Мара Свароговна – супруга Даждьбога и, одновременно, супруга Кащея.
Днём она живёт в Светлом Ирие, ночью – в царстве Кащея. Марёнушка
«разрывается» между обоими своими супругами, по очереди переходя на сторону
одного из них. Чтобы держать обоих в состоянии равновесия по отношению друг
к другу, Кащея – Тьму и Даждьбога – Свет, Мара преподносит одному из них по
очереди хмельную чарочку. Благодаря этому всё Сущее в Природе подчиняется
ритмам смены: дня и ночи; лета и зимы; созидания и разрушения; рождения и
смерти. Причём, смерть является не неотвратимой погибелью, а переходом в
жизнь Иную.

СМЕРТЬ

С – буквица «Слово», образ: «материализации»;

МЕР – корневая форма, образ « меру»;

ТЬ – корневая форма, образ: «творящая»

«Творящая меру материализации».



Этот Великий Космический Ритуал Жизни, Смерти и возрождения
проявляется в Природе особенно наглядно в периоды летнего и зимнего
солнцеворотов, весеннего и осеннего равноденствий.

Эти четыре наиважнейших Солнечных Праздника составляют один из
скрытых смыслов русской волшебной сказки «Марья – Моревна» в обработке А.Н.
Афанасьева.

Годовой путь Солнца (Солнцепутие), представлен в этой сказке
вехами пути Ивана-Царевича, ведущими его от смерти к возрождению.

В самом начале сказки, первые три месяца Солнцепутия от зимнего
солнцеворота к весеннему равноденствию отражены следующим эпизодом:
похоронив родителей, Иван–царевич отдает замуж троих своих сестер и остается
в одиночестве. «И сделалось ему скучно». Ивану-царевичу, как олицетворению
Даждьбога (подателя всех благ) не о ком больше заботиться, отдавать себя.
Как свидетельствует подтекст сказки, Кащей в это время висит скованный на
двенадцати цепях в плену у Марьи Моревны и тоже, как видимо, по-своему
скучает.

Именно скука побуждает Ивана-царевича «искать сестриц».

СКУКА

АК/КА – корневая форма, образ: «одна из форм»;

УК – имя буквицы «e», образ: «жизненной необходимости обретения»;

КС – звук буквицы «K», образ: «Силы Духа»;

«Одна из форм жизненной необходимости обретения Силы Духа».

Оба они находятся в положении бездействия.



Так в сказке обозначен период весеннего равноденствия.

Природа. Весной, 20-21 марта солнце проходит небесный экватор. В эти
дни плоскость горизонта делит небесный экватор пополам, поэтому в северном
полушарии день и ночь равны по своей продолжительности. Затем день
становится дольше ночи. Энергия солнца в северном полушарии возрастает.

Древняя славянская традиция. С приходом весеннего равноденствия,
когда Ярила – Бог весенний приезжает к людям на золотом коне, в природе
разгорается любовный пыл. К весеннему равноденствию приурочен один из
четырёх важнейших праздников Солнцепутия – Масленица, который празднуется
девять дней (славянскую неделю), начиная от первого дня равноденствия.

Обряд Масленицы сопровождается сожжением Покрова Марены в виде белоснежной
рубахи, символизирующей снежный покров земли и закликанием Весны-Весты.
Сожжение чучела, как символа Богини Марены – это позднее языческое
наложение, исказившее обряд, и святотатство по отношению к Великой Богине.

Проводится ритуал с зажиганием огненного колеса Марёны, символизирующего
завершение периода её правления. Потом совершается приношение Требы Матери
Сырой Земле, чтобы год был урожайным. Для этого в землю закапывают горшочек
с кашей.

Пик праздника приходится на Красногор, когда день начинает обгонять ночь. В
этот день устраивают широкие народные гулянья: качаются на качелях, прыгают
через костёр, играют в игры, водят хороводы, устраивают ристалища. Пекут
блины, «жаворонков», красят яйца; запускают в небо искусственных и живых
птиц, чтобы Лада-Матушка обратила на девушек внимание.

В последний день масленицы проводится закликание Весны-Весты.

Во время масленицы также празднуют Комоедицу – Медвежий (Велесов)
праздник. По поверьям, в сию пору Медведь (лесной Хозяин, воплощение Самого
Велеса) просыпается в своей берлоге после долгой зимней спячки. На Комоедицу
пекут « комы» - обрядовые хлебцы, сделанные из смеси муки овса, гороха и
ячменя. Часть «комов» выносят в лес на пень – колоду, призывая на трапезу
Хозяина Леса, которого просят не драть скотину и не озорничать на пасеках.

Варианты происхождения слова «Комы»:

- первый блин посвящается умершим родственникам (к Омам, то есть к тем, кто
стал творцами-созидателями Бытия); h – буквица «Омъ», образ «созидание»;
Поэтому «Первый блин к-омам»;

- так называют просыпающихся медведей.

- другая версия значения слова от древне русского «Комонь» - конь. Согласно
народным довериям, в сию пору Даждьбог садится на своего Златогривого коня,
стук копыт которого по небесной тверди пробуждает Лесного Хозяина от зимнего
сна на Земле.



Последующие вехи пути, вторые три месяца Солнцепутия,
Ивана-царевича обозначены словами «шел, шел и видит – лежит в поле рать-сила
побитая …. пустился Иван-царевич дальше». Кульминацией его пути, летний
солнцеворот, является встреча с Марьей Моревной, прекрасной королевной,
побившей рать-силу великую; две ночи в её шатрах ночует, т.к. полюбился ей и
женится на ней.

Та же любовная завязка и в мифах восточных славян. Мара Свароговна
узнаёт тайну силы Кащея – о Яйце, в котором его смерть. В обмен на своё
молчание об этой тайне, Мара предлагает Кащею отдать ей власть над миром
Нави. Кащей соглашается на такое предложение при условии, что Мара станет
его послушной женой. Мара велит Кащею готовиться к свадьбе и, опоив его,
сковывает цепями. Мара уходит из Нави в Ирий Небесный и принимается
чародействовать, чтобы женить на себе Даждьбога.



В летний солнцеворот происходит поворот в судьбах как Ивана-царевича, так и
Кащея.

Скачать полную версию книги в формате .doc

Источник
rodobozhie.ucoz.ru
Пожаловаться





Теги: Разбор, сказки, МАРЬЯ, МОРЕВНА

Нравится(+) 0 Не нравится(-)